Главная  |  ГИД  |  Восхождения  |  События  |  Статьи  |  Галереи  |  О себе  |  Контакты  |  Спонсоры  |  Архив



Валерий Бабанов

  Валерий Бабанов закончил Французскую школу гидов ENSA в Шамони.
  На сегодняшний день является единственным представителем из России, имеющим международный диплом Профессионального Гида UIAGM.
  С осени 2002 года входит в международную ассоциацию горных гидов.

Подробнее читайте в разделе «ГИД»...  


Предлагаемые услуги:

  • восхождения на вершины любой сложности и любой высоты;
  • организация и проведение экспедиций в Гималаи, Каракарум и другие горные районы;
  • ледолазание;
  • скалолазание;
  • горные лыжи;
  • каньонинг (спуск по водопадам).

Опыт работы гидом свыше 15 лет.


Карта сайта: 1 2 3 4 5 6 7 8

Статьи

Превзойти себя. Кангтега

10.06.2000

Подробности:
Непальские Гималаи, в. Кангтега, 6.799 м.
Северная стена. Новый маршрут в "соло" до высоты 6.600 метров. Валерий Бабанов. Россия.
20-28 Мая 2000 года.
Сложность: ED+(5C/6A, A2/A3, M6, 80°, 1.200 м)

Кангтега... Каково значение этого слова для меня сейчас? Как смогла эта гора изменить мое мировоззрение и еще раз заставить задуматься о тех пределах и горизонтах, которые воздвигает перед собой человек, чтобы затем пытаться через них перешагнуть, иногда даже не подозревая, что ждет его по ту сторону событий, которые он сам формирует, и в которых, глядя потом из будущего, он может видеть причины своих поражений и побед.

Сейчас, по прошествии какого-то времени, я пытаюсь переосмыслить и оценить лично для себя сделанное мною на Северной стене Кангтеги. Что это было - поражение или победа? Сегодня мне трудно ответить на этот вопрос, время само все расставит по своим местам. Но я точно знаю, что то, что я вынес и испытал на этой стене, на подходах к ней, и тот опыт, который осел в глубинах моего существа, повлияет на принятие многих решений в будущем, будь то горы или просто жизнь, но в которой все так тесно переплетено между собою.

Сейчас, прокручивая экспедицию в голове и раскладывая все по полкам, для себя я разделил ее на две части: первая - это попытки восхождения до 10 мая, когда я пытался пройти Северную стену Кангтеги полностью в альпийском стиле. И вторая часть - все, что было после этого, вилось до выхода на гребень и спуска вниз. Вторая часть сильно отличалась от первой как по тактике, так и по скорости принятия решений.

Пока все события еще ярки и не стоит большого труда восстановить их в памяти.

В Катманду мы прилетели 9 апреля из Москвы "Аэрофлотом". Вся наша экспедиция должна была состоять из меня - как руководителя, так и участника восхождения в одном лице, моей жены Оли, которая взяла на себя обязанности фото и видеосъемок, и закрепленного за нашей экспедицией повара по имени Санга. Он родом из деревни, что неподалеку от Луклы, знает прекрасно местность и легко улаживает многие вопросы, касающиеся переговоров с носильщиками или каких бы ни было закупок во время самой экспедиции. Вообще, помощь с его стороны оказалась очень ощутимой, особенно, когда возникла критическая ситуация с веревками во второй части экспедиции (но об этом позже). Уладив все организационные вопросы, и получив разрешение на одиночное восхождение на Кангтегу в Министерстве туризма Непала, наша команда из трех человек 12 апреля вылетела местным авиарейсом в Луклу. Оттуда, в сопровождении 12 носильщиков уже на следующий день мы отправились в путь, который должен был в среднем занять 5 дней. Вокруг было безумно красиво, но мысленно я был уже там, наверху. Это только мое тело еще шло по бесконечным тропам Гималаев, а мысли и воображение рубили лед, забивали крючья - одним словом, лезли по Северной стене Кангтеги.

Маршрут каравана проходил через места с непонятными и ничего нам не говорящими названиями: Чатра, Коти, Тангнан. Все, что там было, одна или две "лоджии", да 3-4 человека, обитающих в них. Здесь можно было купить самое простое из продуктов: китайскую лапшу, печенье, "Snikers", Кока-Колу, пиво да еще кое что по мелочам.. И лишь в последнем поселке Тангнан, что в двух часах ходьбы от нашего базового лагеря, можно было докупить картошки, сахара, муки и риса. При необходимости найти керосин для примусов и газ для горелок. Наш путь пересекал один перевал высотой около 4.600 метров, а так в целом тянулся вдоль реки Хинку Кола (Hinku Khola). Потом тропа начала взбираться по крутым моренам в сторону местечка, называемого Кхаре (Khare) - то место, где, как правило, организовывают базовый лагерь все желающие подняться на трекинговый пик Мэра (Mera) высотой 6.473 метра. Как рассказывают местные жители, тропа сильно изменилась после прошедшего 2-3 года назад "селя". Часть пути сейчас проходит по скользкой грязи в густых лианных и бамбуковых зарослях, а часть - по каменным завалам реки. Понятно, что все это доставляет немало хлопот носильщикам. 17 апреля мы установили наш базовый лагерь на маленькой поляне вблизи красивого озерца. Высота приблизительно 4.700 метров. Штат наших рабочих пополнился еще одним человеком: Канца Шерпа. Он друг Санги и, по всей видимости, будет выполнять роль "кичин боя" (помощник повара). Похоже, все довольны. Начинается обычная и, в то же время, необычная жизнь экспедиции.

В ближайшие 3-4 дня я планирую сделать выход в сторону "своей" горы, а так же подняться на склоны пика Мэра с целью получения высотной акклиматизации. Погода изо дня в день примерно одинаковая: до 10-11 часов - солнце, после обеда - снег. Сделав на следующий день вылазку в сторону Кангтеги, я начинаю понимать, что не все так просто. То, что на карте изображено голубенькой лентой ледника Хинку Нуп (Hinku Nup Glacier), на самом деле есть бесконечные каменные завалы боковых морен ледника, на преодоление которых у нас уйдут часы. И все это где-то далеко в конце ледника замыкается белой пирамидой вершины Кангтега. Отсюда она кажется такой далекой и недостигаемой. Получив в течение последующих трех дней необходимую акклиматизацию на склонах пика Мэра, я начинаю готовиться к первому выходу наверх, в сторону Кангтеги. Моя задача - организовать высотный лагерь как можно ближе к северной стене. Он должен будет стать тем местом, откуда я собираюсь предпринять попытку штурма. Пока я еще не видел горы и имел слабое представление о том, как она выглядит вблизи. Из всей информации, что я имел на тот момент, были лишь немногочисленные фотографии, которые удалось найти, да то, что я видел осенью 1998 года из поселка Дингбоче (Dingboche), расположенного в соседней долине. Но поселок и вершина так далеки друг от друга, что из него Кангтега выглядит маленьким белым треугольником. И эта удаленность не позволяет дать ответы на многие вопросы. Тогда я только мечтал о ней. Сейчас я сгораю от нетерпения. 7 часов потребовалось нам с Олей, чтобы найти проход в каменных завалах морен и дойти до места, которое должно будет стать нашим Высотным лагерем (High camp) на высоте примерно 5.300 метров. "Моя" стена отсюда еще не видна. Зато прекрасно виден весь длинный подход в ее сторону и я начинаю мысленно прикидывать, сколько еще я потрачу времени на прохождение всего этого, включая ледопад в верхней части. Часов 5-6, думаю, будет достаточно. Но Гималаи еще раз продемонстрировали свои масштабы: я затратил полных 2 дня. Большая часть этоговремени ушла на поиски прохода в лабиринте трещин и сераков ледопада, выводящего на большое снежное плато в форме амфитеатра, которое замыкается с трех сторон массивом вершин Кангтеги. Именно отсюда я впервые увидел вблизи Северную Стену. Я был ошеломлен. Что это за стена? На словах трудно передать. Только фотографии частично смогут приблизить к пониманию этих слов и по достоинству оценить то, что было воздвигнуто природой в назидание всему живому и подчеркнуть в очередной раз, что есть вещи, намного сильнее и более значимые, чем все то, что мы делали до этого. Когда смотришь на стену снизу вверх, она похожа на носовую часть огромного корабля, разрезающего бескрайние волны застывшего льда ледников. Ощущение такое, как будто все это движется на тебя. Особенно сильно начинаешь испытывать подобное чувство, когда мимо стены проплывают разорванные клочья облаков и тебе кажется, что еще несколько мгновений, и вся эта громадина тебя просто раздавит, обратив в ничто.

Протяженность стены около 1.300 метров. Крутые скалы с очень небольшими возможностями для организации страховки и полным отсутствием мест для отдыха. Особенно это ощутимо в нижней части Северной стены, где льда еще недостаточно для того, чтобы уверенно зацепиться за нее и приходится заниматься скальной акробатикой на высоте свыше 6.000 метров.

В средней части стена как бы переламывается и становится чуть положе, чтобы затем вверху опять навалиться на тебя всей своей махиной. Здесь уже начинается царство крутого льда, который непонятно как держится на вылизанных ветром скалах. В довершении этой картины, весь гребень Кангтеги увенчивают гигантские карнизы, периодически с грохотом сваливающиеся вниз, сметая все на своем пути. Вот эта стена и была целью моего восхождения, тем местом, той ареной, на которой я решил познать новые ощущения и, быть может, испытать чувство победы или разочарования от поражения. Да, увиденное было очень сильным. Еще несколько часов все это переваривалось во мне. А затем пришло умиротворение и успокоение. Я как бы начал мысленно срастаться с этой стеной - становиться ее частицей. После дня отдыха в "Хай кэмпе" на 5.300 м я почувствовал в себе силы и готовность к попытке соло восхождения по Северной стене в альпийском стиле. Положив в рюкзак 2 веревки по 60 метров, 2 ледовых молотка, кошки, комплект скальных крючьев и ледобуров, взяв 2 баллона газа с горелкой, продуктов на 4 дня, добавив ко всему этому облегченный спальный мешок и подвесную палатку-гамак, я вышел из нашего высотного лагеря в сторону Горы. По мере того, как я приближался к началу маршрута, небо все больше и больше укутывалось низкой облачностью. Ничего хорошего это не предвещало и к тому моменту, когда я вбил первый скальный крюк, по моей спине весело скакали снежинки. Еще через некоторое время снег повалил, просто не останавливаясь. По стене пошли лавины. Мест, где можно было бы укрыться, просто нет. Пройдя 150 м вверх, я понимаю, что на сегодня путь закрыт, надо быстро спускаться, иначе меня здесь просто засыплет или сорвет снегом. Решаю переночевать на леднике, напротив стены, укрывшись за большую ледовую глыбу, которая одиноко стоит посреди снежного цирка. Всю ночь и весь следующий день идет снег. Видя такой расклад погоды, после обеда решаю спуститься вниз в 'Хай Кэмп" и затем в Базовый лагерь на отдых.

Через несколько дней я снова поднялся в наш высотный лагерь и предпринял еще две попытки восхождения: 5 и 8 мая. Но безрезультатно. Каждый раз, приходящая во второй половине дня непогода, разворачивала меня в начале маршрута. Положение становилось просто критическим. На календаре уже почти середина мая, а я все еще топчусь внизу стены и прогресса в продвижении вверх абсолютно не видно. Я был просто в отчаянии и уже начинал сбиваться со счета, сколько раз я пересек этот опасный ледопад и сколько часов ожидания погоды провел в "Хай кэмпе". Ввалившись уставшим в палатку после очередного неудачного выхода наверх, я развожу дискуссию сам с собой по поводу того, что все в этой экспедиции сложилось не так, что у нас нет необходимого снаряжения и что на дворе уже середина мая. Одним словом, это действительно была критическая ситуация не только вовне, но и внутри меня самого. В те часы я как бы потерял что-то, что постоянно ведет меня вперед, как будто во мне что-то лопнуло и на какое-то время стало безразлично, чем все это закончится. Видимо, это говорила та усталость, что накопилась за все эти дни. Оля сказала, что я сегодня просто сильно устал и не стоит сейчас принимать каких-нибудь решений. В моей голове был "бардак". Я лихорадочно пытался найти выход из положения. И только поздно вечером глубоко во мне стали появляться идеи, как будто что-то начало возрождаться заново. Но пока все это казалось таким зыбким и я сам слабо во все это верил. Я понял, что при такой погоде я не смогу пройти сложную стену Кангтеги в альпийском стиле. Есть только единственный выход из всего этого: поменять тактику восхождения. Я должен был попытаться найти где-то несколько веревок, пройти самую сложную - нижнюю часть стены и закрепить там "перила". В случае начавшейся непогоды я всегда мог использовать эти веревки для быстрого спуска вниз. Затем, использовав хорошее "окно" в погоде (ведь будет же оно когда-нибудь), подняться по уже закрепленным веревкам до льда и продолжить подъем в сторону гребня, ведущего к вершине. Спускаться я будуздесь же. Да, это был единственно возможный план. Снаряжения было в достатке. Чего не хватало, так это веревок. Но был шанс найти их внизу, спустившись в ближайший к базовому лагерю поселок Тангнан.

Уже через 2 дня я и мой "кук" Санга были в поселке и вели переговоры с местными жителями. Удача нам улыбнулась и после нескольких часов поиска мы насобирали 6 веревок общей длиной 260 метров. Прибавив мои 160, получилось неплохо. Здесь также были пополнены наши исхудавшие запасы продуктов, керосина и газа.

Вторым, очень важным для меня решением было то, что мы перенесли наш "Хай кэмп" выше и установили его прямо напротив северной стены Кангтеги, на высоте 5.650 метров. Таким образом существенно сократился подход под маршрут: с четырех часов до 30 минут. Два дня еще понадобилось, чтобы затащить все необходимое на ледник и установить на нем нашу ярко-желтую палатку нового высотного лагеря.

Все было готово, чтобы начать следующую попытку восхождения. Для меня это стало началом второго этапа экспедиции. Я уже понимал, что эту стену не взять просто так, с "наскока", как пытался вначале. На ней необходима кропотливая работа. Пусть медленно, пусть каждый день, но понемногу вверх.

На календаре уже 14 мая. Погода в этот день благоприятствует: на небе ни облачка. За последующие 2 дня мне удается провесить 250 метров веревки. На третий день лазания я дохожу до крутой ледовой террасы, пересекающей нижнюю часть стены. Сделав 30 метровый траверс влево, я упираюсь в крутые скалы, бескомпромиссно уходящие вверх. Похоже, с этого места начинается настоящая работа.

Начинаю медленно подниматься вверх по очень узкому ледовому кулуару, который через 5-7 метров переходит в крутой внутренний угол, залитый льдом. Щелей для крючьев очень мало, поэтому особенно не разгонишься. В руках у меня полный ассортимент снаряжения, начиная от двух ледовых молотков и кончая шлямбурным пробойником. В ход пошли скай-хуки. Внутренний угол пересекает эту часть стены слева направо. Я же должен постоянно забирать влево, туда, где видны длинные ледовые сосули. На эти сосули у меня вся надежда. Но до них еще далеко. Продвижение вверх идет уже в основном на и.т.о. (искусственные точки опоры). Лишь иногда удается сделать 2-3 шага свободным лазанием, не больше. Все щели забиты льдом. Высота перевалила за 6.000 метров, точно оценить я не могу - нет альтиметра. Кое-где попадаются ледовые нашлепки, в которые я пытаюсь закрутить ледобур для надежной страховки. Но, как правило, все кончается тем, что через 6-7 см он упирается в скалу. Идет медленное отвоевывание метра за метром у стены. На пятые сутки моего здесь пребывания я отдыхаю, так как весь день идет снег. На стене уже зафиксировано 330 метров веревки.

Утро следующего дня начинается с безоблачного неба. Стена вся в снегу - идти трудно. Но я все равно принимаю решение продолжить сегодня обрабатывать маршрут дальше. До льда совсем недалеко. После обеда погода испортилась.

Сегодня удалось пройти и закрепить всего лишь 20 метров. Весь следующий день также идет снег. Продукты в "Хай кэмпе" на исходе. Принимаем решение спуститься в Базовый лагерь на короткий отдых. За то время, что мы находимся внизу, Санга успевает сбегать в Луклу и вернуться обратно с запасом продуктов и керосина еще на какое-то время.

24 апреля мы с Олей уходим наверх, в Высотный лагерь. Запаса продуктов на неделю. Весь следующий день идет снег. Сижу в палатке и прикидываю свои шансы на погоду. Скоро наверное, придет муссон. Я как бы нутром начинаю ощущать его слабое присутствие здесь. И с каждым днем это ощущение будет расти и расти. Времени осталось не так много.

И вот утро следующего дня. Выглядываю из палатки в 5-00 утра. О, мой Бог!!! На небе ни облачка. И Кангтега, вот она - стоит белая, как сдобный пряник. Я могу себе представить, сколько на ней сейчас снега. Быстренько позавтракав, собираюсь и ухожу на маршрут. Сегодня мне необходимо освободить все закрепленные веревки из-под снега, которого, я думаю, насыпало немало за прошедшую неделю и постараться дойти до надежного льда. Эта каторжная работа по освобождению веревок заняла у меня 5 часов и отняла неимоверное количество сил. Но, тем не менее, я продолжаю работать дальше. Скал почти не видно: все спрятано под толстым слоем снега и уже начавшего образовываться тонкого льда. Чтобы найти трещину под крюк или поставить скай-хук, приходится молотком очищать скалу от льда и снега. За мной тянется темная траншея очищенных скал. Я вычистил ее своими руками и животом. Еще через 3 часа лазания выхожу к тому месту, с которого, по моим предположениям, должен начаться хороший лед. Здесь меня ждет небольшое разочарование - до того льда еще 40-50 метров лазания по сложному "миксту". На сегодня хватит, я и так уже достаточно устал. По небу пошла густая облачность. Надо успеть спуститься еще до снегопада. Через полтора часа - я в своей палатке на леднике. Веревка практически вся развешена на стене. Если завтра будет хорошая погода, надо "отрываться".

Ночью небо растянуло, высыпали звезды. Спал я плохо: все выглядывал из палатки, смотрел на небо, на облака, ползущие внизу - не идет ли снег?

В 5 часов утра я уже готов к выходу. Солнце еще не взошло, но уже достаточно светло, чтобы начать работать на стене. Надо спешить. Никто не знает, какую можно ожидать погоду. Сегодня - 27 мая. В 9 часов утра - я на конце своих "перил", перед тем участком сложного "микста", где закончил работать вчера.

То, что снизу казалось началом хорошего льда, на самом деле было тонкой коркой на крутых плитах с минимальным количеством щелей. В ход опять пошел полный набор "инструментов". Частично как и.т.о. использую забитый в лед ледовый молоток. Он настолько тонок, что я не решаюсь бить его "кошкой". Он просто рассыпается под ударом ботинка. Во многих местах использую скай-хуки. Только во втором часу дня я добрался до прочного льда. Это тот лед, в который, вбивая "инструмент", ты чувствуешь себя надежно. Я воспрял духом. Хоть он во многих местах и крутой - до 75°-80° , но это все-таки намного приятнее, чем просто болтаться на и.т.о. Здесь уже чувствуется присутствие элемента движения вперед. В этот день я успеваю пройти чуть больше 200 метров по льду вверх.

Темнота застает меня перед выполаживанием. Мест для ночевки, естественно, нет. Предвидя все это, с собой у меня палатка-гамак, которую я могу повесить в любом месте. Хоть и не удобно в ней, так как все сжимает по бокам, но это все же лучше, чем вообще ничего. Сегодня был неплохой день: хоть и тянуло все время облака через Кангтегу - снега не было.

Посмотрим, что будет завтра. В любом случае, выходить надо пораньше. Выпив чаю и перекусив чего-то, впадаю в небытие. Ночь течет медленно. Иногда проваливаюсь в сон, а так в целом не понятно - сплю я или нет.

Едва забрезжил рассвет на горизонте - я уже стою полностью одетый, готовый к движению. Пройдя немного вверх, чувствую, как лед начинает выполаживаться, идти - одно удовольствие. Постоянно забираю влево-вверх, в ту сторону, где начинается широкий ледовый коридор, ведущий в сторону гребня. Рюкзак получился тяжеловат для того, чтобы идти без веревки, поэтому каждый раз мне приходится спускаться за ним. К 9 часам утра, снизу, из долины начали подниматься облака. Видимость еще есть, но солнце уже скрылось. Пройдя вверх около 300 метров, я начинаю прижиматься вправо к скалам. Мне кажется, здесь более безопасно лезть вверх, да и вроде как чуть покороче. По моим оценкам, до гребня еще около 200-250 метров. Ледовый коридор теряется вверху в тумане. Гребня не видно и можно только догадываться, что он должен быть где-то там. Решаю подняться еще чуть выше и оставить рюкзак на скале, чтобы потом забрать его на спуске. В этом месте лед снова становится крутым, достигая в некоторых местах 80°. Но идти уже легче, нет рюкзака за спиной. За мной тянется лишь "хвост" вспомогательной 50 метровой веревки. Она мне необходима для спуска. К двум часам дня пошел мелкий снег, а я все еще на стене. Снег как бы волнами проходит через Кангтегу, то усиливаясь, то практически полностью прекращаясь. Все это не вызывает у меня восторга. Я не вижу гребня, но я чувствую его присутствие где-то недалеко.

К пяти часам я дошел до скального пояса, который еще внизу вызывал у меня много вопросов в плане его прохождения. Все оказалось проще. Сделав длинный "траверс" вправо по льду, а затем вернувшись влево по узкой, наклонной террасе, я оказался выше этого места. До гребня оставались считанные метры. Прямо надо мной находилось единственно проходимое место, где можно было вылезти на гребень. С обеих сторон свисали громадные "карнизы", готовые упасть в любую секунду. Я начал пробиваться вверх и в 5 часов 30 минут, утопая почти по пояс в снегу, под ударами ветра со снегом в лицо, я вылез на гребень. Вопрос по поводу того, идти на вершину или нет, отпал в тот момент сам собою. Сыпет снег, видимость не больше 30 метров, время уже шестой час вечера и скоро будет темно. Надо еще успеть спуститься вниз до рюкзака, иначе я здесь просто замерзну. Сильнейшая усталость чувствуется во всем теле. Главное, сейчас не расслабляться. Чуть приспустившись вниз к скалам, забиваю крюк для спуска. Спуск до рюкзака занимает около двух часов. Уже почти темно. Ночевать остаюсь здесь же. Усталость валит с ног. К тому же разболелась голова. Видимо, действует высота, да еще такая нагрузка за день. Ночь провожу в забытьи, в подвешенном состоянии. Снег всю ночь то шел, то прекращался. По стене шуршат небольшие лавины. Хорошо еще, что я нахожусь достаточно высоко и здесь они еще не набрали всей своей силы.

Раннее утро. Снаружи темно, но я уже готовлюсь к длинному спуску вниз. Подо мной свыше 700 метров стены до закрепленных веревок. Надо успеть спуститься до темноты, собрав все оставленное на маршруте снаряжение. Впереди еще один длинный день. Погода, видимо, решила основательно испортиться - уже с раннего утра все затянуто облаками, а к 9 часам пошел снег. Надо как можно быстрее "сваливать" со стены, пока погода не разбушевалась. Лишь только к шести часам вечера я спустился к бергшрунду. Наконец, я в безопасности. Отсюда 20-30 минут ходьбы до палатки. Я шел больше часа. Усталость просто сбивала с ног. Я останавливался и садился на снег через каждые 20 метров. Напряжение после восхождения спадало и силы как бы покидали меня. Дорога до палатки, которая обычно была легкой прогулкой, сейчас представлялась мне чем-то сверхчеловечески трудным и таким длинным, что мне казалось, будто я никогда ее не осилю. Потом была наша палатка, и Оля в ней. Много чая и немного еды. А затем я просто лег и отключился - унесся в мир сна.

Весь следующий день мы медленно стаскивали наши тяжеленные рюкзаки вниз по леднику, иногда проваливаясь в трещины, иногда просто утопая по грудь в раскисшем снегу. С неба непрерывно падали густые снежные хлопья, словно подгоняя непрошеных гостей вниз. И казалось, что все, что сейчас оставалось за нашими спинами: и Кангтега, и то место, где так долго стояла палатка нашего "Хай кэмпа", все это было где-то уже так далеко во времени и пространстве, а прожитые здесь недели казались годами, которые мы отдали в обмен на что-то другое, столь важное для нас. Ведь так оно и было - мы спускались совсем в другой мир: мир людей и мир цветов, туда, где кипит другая жизнь. И только где-то в глубине души было чувство неудовлетворенности, недосказанности, будто я оставил здесь что-то важное, столь необходимое мне. Оно осталось где-то там, на леднике, а может быть чуть выше - я точно не знаю. Но это было то, что зовет нас возвращаться вновь и вновь наверх, искать это нечто, быть может, всю свою жизнь, но, возможно, так никогда и не увидев и точно не объяснив себе, что же мы все-таки ищем и ради чего готовы положить на чашу весов времени все то, что было нажито и накоплено за многие годы.

Кто знает...?

21.06.2000

Я от всей души хочу поблагодарить всех, кто оказал помощь снаряжением, а также содействие в подготовке этой экспедиции

  • "БАСК", г.Москва
  • "Gore-Tex", Франция
  • "Simond", Франция
  • "The North Face", Италия
  • "One Sport", Франция
  • "Beal", Франция
  • "Loubsol", Франция
  • Журнал "Montagnes magazine", Франция
  • Особо благодарен моей жене Оле Бабановой
  • .

В. Бабанов

  
Кангтега
Кангтега

Валера Бабанов. Ожидание вретолета
Валера Бабанов. Ожидание вретолета

Эффектный взлет
Эффектный взлет

Вид со стены
Вид со стены

Сразу после восхождения
Сразу после восхождения


тени иного мира
тени иного мира

Хорошо, когда все хорошо кончается
Хорошо, когда все хорошо кончается

На восхождении
На восхождении

Во время восхождения по Сев.стене Кангтега
Во время восхождения по Сев.стене Кангтега

Северная стена Кангтеги
Северная стена Кангтеги

Кангтега. Северная стена
Кангтега. Северная стена

Develop by Alex Petrov
  Copyright © Valery Babanov.  2001-2012.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!