Главная  |  ГИД  |  Восхождения  |  События  |  Статьи  |  Галереи  |  О себе  |  Контакты  |  Спонсоры  |  Архив



Валерий Бабанов

  Валерий Бабанов закончил Французскую школу гидов ENSA в Шамони.
  На сегодняшний день является единственным представителем из России, имеющим международный диплом Профессионального Гида UIAGM.
  С осени 2002 года входит в международную ассоциацию горных гидов.

Подробнее читайте в разделе «ГИД»...  


Предлагаемые услуги:

  • восхождения на вершины любой сложности и любой высоты;
  • организация и проведение экспедиций в Гималаи, Каракарум и другие горные районы;
  • ледолазание;
  • скалолазание;
  • горные лыжи;
  • каньонинг (спуск по водопадам).

Опыт работы гидом свыше 15 лет.


Карта сайта: 1 2 3 4 5 6 7 8

Статьи

Пик Меру. Ворота в небо

26.11.2001

Вся наша осенняя экспедиция, начиная с 24 августа, того дня, когда мы прилетели в Дели, складывалась удачно. Пройдя брифинг в IMF в одинадцать часов утра, мы сразу же покинули душный, изнывающий от жары город, и устремились на небольшом автобусе в поселок Ганготри. Выше его дорог уже нет. Выше - только горные тропы.

Дорога до Ганготри обычно занимает два дня, с одной остановкой в Ришекеше.
В этот раз, со мной в экспедиции мой друг, Игорь Здановичь. Когда-то, лет десять назад мы ходили в горы вместе, но потом он ушел из спортивного альпинизма и наши дороги как-то временно разошлись. Сейчас, он должен будет мне помочь организовать Высотный лагерь на леднике Мэру, на высоте 4900 метров. Так же в его обязанности вошло поддержание со мной радиосвязи во время восхождения.
В Ганготри мы прибыли уже поздно ночью 25 августа. На утро следующего дня уже были заказаны носильщики. Ещe понадобилось два дня, чтобы караван из 22 портеров прибыл в Базовый лагерь Тапован, на высоту 4300 метров. На календаре - 27 августа. Всe идeт по плану.
Долго не "раскачиваясь", уже на следующий день 28 августа, выходим с Игорем наверх, с целью организовать на леднике высотный лагерь.

Идeтся тяжело.Чувствуется, что ещe нет достаточной аклиматизации. До того места, где у нас должна будет стоять палатка, дорога заняла четыре с половиной часа ходу по бесконечным награмождениям морен. Во второй половине дня, среди хаоса камней ледника Мэру, появилась ярко-жeлтая палатка Высотного лагеря. Отсюда, с высоты 4900 метров, в общем-то и начнется моe восхождение в сторону вершины Мэру Центральная, или как еe ещe называют - Shark's Fin (Акулий плавник). По предварительным оценкам, на неe было сделано около 15 попыток восхождения. У меня - это вторая.

Состояние стены сильно изменилось по сравнению с весной. В то время, здесь было много снега. Сейчас, в конце августа, всe на леднике вытаяло. Стена в нижней части стоит чeрная - одни скалы. Видно, что первые 300 - 400 метров достаточно опасные - постоянно падают камни.
В отличии от весенней попытки, сейчас я собираюсь подниматься по другому маршруту: по правому контрфорсу. С высоты 5800 метров, он переходит в Северную стену вершины Мэру Центральная. Я оцениваю этот маршрут, как немного более лeгким, чем тот, что я пытался весной.Но он так же логичен, что и весенний. Этот путь идеален для моего соловосхождения. Перепад по высоте, от ледника до вершины составляет чуть меньше 1500 метров. Протяжeнность маршрута - 2000 метров.
Учтя все ошибки и промахи весенней экспедиции на пик Мэру, я поднял в высотный лагерь 500 метров 5 мм.кевларового шнура и 8 мм.веревки. Я собираюсь закрепить еe в нижней части стены. В том случаи, если начнeтся непогода, у меня будет возможность спуститься со стены.

1 сентября, мы подходим с Игорем по леднику под стену. Он помог мне подтащить сюда часть снаряжения. Дальше, я начинаю работать один.
Маршрут идeт вверх по сильно-разрушенным, крутым скальным плитам, с большим колличеством лежащих на них камней. Лазание идeт очень делликатное. Того и гляди, сорвeшься вниз с каким-нибудь неустойчивым скальным блоком.

Погода стоит крайне неустойчивая. С обеда, как правило, начинает идти снег. Работу на маршруте приходится прекращать и спускаться в высотный лагерь на 4900 метров.
За два дня: 2 и 3 сентября, дохожу до высоты 5500 метров. Закрепил несколько веревок. 4 сентября спускаюсь в Базовыл лагерь Тапован на отдых. Со вчерашнего вечера, не останавливаясь, идeт внизу дождь. Наверху идeт снег.

Улучшение только к 7 сентября. В этот день я поднимаюсь в Высотный лагерь. Погода приобретает уже какую-то стабильность: до 12 часов дня солнышко, после обеда- наверху идeт снег.
8 и 9 сентября я работаю на маршруте. В конце дня 9 сентября выхожу на скальное плечо, на высоту 5600 метров. В этом месте, я принимаю решение организовать штурмовой лагерь, откуда я сделаю бросок в сторону вершины.

Дальнейший выход на лeд закрывает скальная стена, протяжeнностью свыше 100 метров.
Но это потом. Сейчас вниз, в Высотный лагерь. Необходимо ещe поднять платформу, и запас продуктов на несколько дней, для того, чтобы продолжить работать выше.
С 10 по 12 сентября, внизу идeт дождь. Наверху идeт снег. Все эти дни отдыхаем в Базовом лагере. Отъедаюсь перед основным выходом.

13 сентября поднимаемся с Игорем в Высотный лагерь. Завтра я собираюсь начать восхождение. Для этого, мне надо будет подняться до высоты 5600 метров, и закрепить платформу. 2 - 3 дня должно уйти на то, чтобы пройти скалы, расположенные на высоте 5600 - 5800 метров, и выйти к началу ледовой стены, ведущей в сторону гребня, соединяющего Центральную и Северную вершины массива пика Мэру.От того места, где начинается лeд, до гребня, по предварительным оценкам, около 700 - 800 метров.
Рано утром 14 сентября начинаю подъeм по закреплeнной верeвке. Но уже через два часа наползают тяжeлые облака и начинает идти густой снег. День пропал. Спускаюсь обратно в Высотный лагерь.
Весь день 15 сентября, начиная с 12 часов, идeт снег. Сижу наверху. Настрой только на вершину. Ни о чeм другом не думается. С каждым днeм становиться холоднее. Всю ночь, с 15 на 16 сентября, полатку сотрясает ураганный ветер. Погода как буд-то избесилась. Что будет завтра? Непонятно.
А с утра 16 сентября светит солнышко, и всe тот же ураганный ветер. С гребня, и со стены, ветер сдувает огромные снежные флаги. Ветер там неиствует. В такую погоду выходить не решаюсь. Надо ждать. Интуиция мне подсказывает, что в погоде произошeл перелом.
Утро 17 сентября. На небе ни облачка. Дует слабый ветерок. Действительно, в погоде что-то произошло. В этот день я поднимаюсь на высоту 5600 метров, туда, где у меня будет установлен штурмовой лагерь. С этого места, я предприниму попытку взойти на вершину Мэру Центральная.

Будильник на наручных часах пропищал 22 часа 30 минут.Время Омское.По обоюдному согласию с Игорем, время мы сдвинули на полтора часа по отношению к Индийскому.По местному, здесь сейчас девять часов вечера.Сегодня 21 сентября.Как-то непривычно вставать и начинать собираться на восхождение в такое время суток.Все люди сейчас только готовятся ко сну. Мне же предстоит провести долгую, и полную опасности ночь- ночь на Северной стене пика Мэру.На протяжении вот уже нескольких часов я так и не смог уснуть. Незаметно и неосознанно, на мне начало сказываться напряжение одиночного восхождения.Мне с трудом удается удерживать внутреннию уравновешенность.Я несу ответственность за всe сам, я предоставлен только себе.Перед такой "пробой на разрыв", психика взвинчена до предела, что абсолютно не способствует сну. Мысли постоянно возвращаются к приближающейся полуночи.Я ожидаю еe с нетерпением и страхом.Я знаю, что всe, что выше высоты 5800 метров-это неизвестность. Четыре дня назад, вечером 17 сентября, я поднялся сюда, на высоту 5600 метров, затащив платформу и всe необходимое снаряжение для работы выше на стене.Конечно, можно было бы здесь обойтись и без платформы, так как рельеф вполне позволял установить небольшую палатку, но в эту экспедицию, ничего кроме неe я больше не брал.

За эти три дня я прошел пояс разрушенных скал, и вышел наверх скального бастиона, закрывающий выход на снежно-ледовый гребень, который затем переходит в Северную стену Центральной Мэру, с разветвленной сетью ледовых кулуаров, уходящих к гребню.На скалах я закрепил 250 метров имеющейся в моeм распоряжении веревки, и сейчас нужно было только выждать благоприятный момент, чтобы сделать бросок в сторону вершины.

Как правило, восходитель, совершающий своe восхождение в Гималаях, больше зависит от условий, складывающихся на горе, чем от собственных возможностей или своего здоровья.Хотя конечно, последнее так же немаловажно.И важнейшую роль здесь играет погода.Ведь это она не позволила мне дойти до вершины Мэру в мае этого года, пять дней продержав под снегопадом на высоте 5800 метров.
Сейчас я оцениваю еe с помощью собственной интуиции и убежден, что она останется хорошей ещe некоторое время.Моe решение подождать внизу, в высотном лагере несколько дней, было правильным.Вот уже как пять дней, на небе ни облачка.Удача на моей стороне.Боги меня услышали.

Не вылезая из теплого спального мешка, я готовлю себе еду.Трудно сказать, что это у меня: завтрак или ужин.Есть как-то не хочется.Но надо что-нибудь в себя закинуть, ведь никто не может сказать, когда мне удасться приготовить поесть в следующий раз.
Разжигаю горелку, ставлю топить снег.Пожалуй, лучше всего сейчас пойдет какой-нибудь жидкий суп. Благо, проблем у меня с ними нет. Весь день сегодня я только и делал, что лежал, дремал, и что-нибудь жевал.У меня был день отдыха.Те предыдущии четыре дня работы на стене, забрали достаточно много физических и моральных сил.Один день для восстановления мне был просто необходим.Без него я бы не смог выйти на вершину.

Подобные сложные восхождения требуют от человека целого ряда навыков и знаний.Очень часто ты должен полагаться на свою интуицию, способность чувствовать природу.Как было сказано кем-то, чем выше ты поднимаешься, тем больше становишься проблемой сам для себя.Ты должен быть готов разрешать самостоятельно, в одиночку, возникающие осложнения любого рода. И чем лучше и правильнее ты это делаешь, тем больше у тебя шансов выжить здесь.

Пора вставать.Выпив остатки горячего, сладкого чая, вылезаю из спального мешка. Я чувствую, как всe во мне готово к старту.Без размышлений, без всяких "почему" я готовлю себя к броску в неизвестность.Совершенно темно.Одеваю теплую поларную куртку, затем ветрозащитный костюм.Поверх всего этого, накидываю легкую пуховку. Каждое движение делается быстро и уверено.За годы занятий альпинизмом всe уже заучено сотней повторений.Перед палаткой выпрямляюсь, вдыхаю ночной, морозный воздух.Ветра почти нет.Одеваю ботинки. Первые сто пятьдесят метров подъeма идут по скалам, поэтому кошки одевать здесь нет необходимости.Быстро укладываю рюкзак. С собою беру две верeвки по 60 метров, Гортексовый мешок, в котором при случии можно пересидеть непогоду, две пары запасных поларных перчаток, десяток ледобуров, а так же несколько скальных крючьев и фрэнд.Сверху кладу пол-литровую полиэтиленовую фляжку с горячим чаем, и несколько шоколадных батончиков.Рюкзак получился чуть больше 10 килограм. Я пытаюсь представить себе всe восхождение, шаг за шагом, всe, что мне будет необходимо выше 5800 метров.Вроде бы всe учтено, что может понадобиться.
В двенадцать часов ночи связываюсь с Игорем по рации. Говорю ему, что я уже собран, и через пару минут выхожу вверх. Договариваемся о том, что его рация всe время будет на приeме. Я же буду выходить на радиосвязь по необходимости. Прямо от палатки, в темноту уходит закрепленная веревка. Вщeлкиваю в неe жумар, и начинаю подъeм.

Свет от фонарика беспорядочно скачет по скалам, выхватывая из темноты то, что мне надо.Свечу прямо перед собой.Весь окружающий мир сейчас сосредоточен в этом маленьком пятне света.Всe, что за его пределами, воспринимается сознанием как другое измерение. Ночью мир меняет не только свои краски, он просто становится другим. Не потому ли мы боимся ночи, что мы не привыкли жить в это время суток. И каждый раз, мы мучительно переходим из одного состояния бытия в другое. Я стараюсь об этом не думать.Медленно набираю высоту.Пока ещe использую закрепленную накануне веревку. Часто делаю остановки. Спешить нельзя. Впереди длинный рабочий день, и я не могу себе позволить переутомиться. Во время передышки, мыслено прохожу следующие 10-15 метров "перил".Через некоторое время я выхожу к тому месту, где у меня лежат кошки.Одеваю их.Дальше начинается лeд. В этом месте он идет вперемежку со скалами, образуя сложный "микст". Я хорошо помню этот участок. На этой высоте, прохождение таких трудных мест,отнимает много сил и времени.

Во втором часу ночи выхожу к тому месту, где закрепленные веревки кончаются. Высота 5800 метров. Холод пробирается в ноги. Чтобы пальцы не мерзли, необходимо ими постоянно шевелить. На руках- поларные перчатки. Так удобнее работать на льду. С этого места я начинаю лезть вверх с ледовыми молотками в руках. Первые метров сто, вполне можно пройти без страховки, что я и делаю.Но по мере того, как крутизна увеличивается, у меня всe сильнее возникает желание достать веревку. Становится слишком опасно.Опять же, ночь своим тeмным беззвучием увеличивает страхи.

Небо будто из плотной, чeрной ткани с яркими светильниками на нeм- звeздами. Во всeм этом присутствует некая глубина неземного происхождения. Мои ощущения оторванности от всего мира и затеренности в пространстве настолько сильны, что я боюсь об этом думать. Я чувствую себя здесь бесконечно одиноким. Чтобы хоть как-то убедить себя в обратном, я по рации прошу Игоря посветить фонариком на леднике. Где-то глубоко внизу, появляется маленькая светящаяся точка. О Боже, как она далеко. Как отраженный от солнца, свет другой, далекой планеты.И это только ещe сильнее подчeркивает моe одиночество и беззащитность на этой гигантской стене.

Я продолжаю медленно набирать высоту.Вокруг ночь, впереди неизвестность. В голове опять, вихрем несутся мысли и рассуждения.Почему я здесь один, на этой огромной, обледенелой стене ? Что это- одержимость, или стремление что-то доказать ? При этом мне никак не удается сформулировать точно, что это такое. Меньше всего это можно объяснить логикой. Когда я пытаюсь разобраться в своих чувствах, я кажусь себе безумцем, выбравшим крайнюю форму самовыражения. Здесь, на громадной стене в Гималаях, я уже не принадлежу себе. Мною правят другие законы, которым у нас нет объяснения. Я могу только попытаться их уловить интуитивно.По большому счету, изменить что-либо здесь, у меня уже нет возможности. Мы захваченны в круг причинно-следственных связей, и разорвать его, уже не в наших силах. Всe это проносится в моей голове в то время, когда ледовые молотки с характерным треском разбивают верхнюю корку тонкого льда, пытаясь своими острыми клювами зацепиться за надежный лeд, что скрывается под ней.

Я продвигаюсь выше- не подсчитывая, не оценивая, сколько пройдено, сколько осталось. Иногда ощущение времени теряется. Вбивание молотков и кошек в перемeрзший лeд захватили меня, стали моим бытием. Несколько сильных ударов, остановка, дыхание. Усилие направлено внутрь, и тем самым вверх.
Постепенно крутизна льда увеличивается.В одном месте даже встречается вертикальный ледовый участок, нечто узкой горловины.Пролезаю в лоб. Слева и справа от меня, вверх тянутся высокие, ледовые борта.Ощущение такое, будто ты передвигаешься по метротоннелю.Разве что, поезда ещe не ходят.Воздух пропитан напряженностью. Мною руководит инстинктивное владение рельефом- разновидность чувства надежности, порождаемая усталостью и опасностью. Подо мною пропасть, глубиной более километра.
Где-то там, далеко внизу, стена выполаживается, переходя в спокойное ложе ледника, на котором стоит затерявшаяся в камнях, одинокая палатка Высотного лагеря.Сейчас в ней находится Игорь.Его рация готова в любую секунду откликнуться в эфире. Но пока у меня царит тишина. Здесь она полна какой-то особой жизненной силы. Она не видна, не слышна, не поддается измерению, но я знаю, что она здесь, вокруг меня. Только иногда, эту кажущуюся тишину нарушает шорох сдуваемого со стены снега. Все другие звуки как-будто вымерзли на этой высоте.

Время от времени переключаю налобный фонарь в режим дальнего света, но это всe равно не упрощает задачи разобраться в хаосе уходящих в темноту ледовых кулуаров.Ночью меняются все ориентиры.То, что днем выглядело простым и логичным, сейчас выросло огромными ледовыми заборами, во многих местах пересекающих стену. Сложно оценить правильно расстояние, уходящее вверх.
Мне тяжело сравнить с чем-либо то напряжение, которое ты испытываешь один на такой стене, затерявшись где-то высоко в Гималаях.

Начинает светать.Вот уже почти как восемь часов я на ногах. Альтиметр показывает высоту за шесть тысяч метров. За моей спиной, в ещe слабом утреннем свете, начинает вырисовываться на фоне остальных гор двуглавый массив Шивлинга.Он совсем рядом, на расстоянии вытянутой руки.
День быстро нарастает. Через некоторое мгновение, первые лучи солнца осветили далекие вершины. Ещe через одну секунду свет охватил самую макушку пика Мэру.Она так чeтко контрастирует с темно-синим небом, что я отчeтливо вижу каждый скальный выступ на остром гребне, ведущему к вершине. Утреннее солнце окрасило свисающие на эту сторону большие, снежные карнизы в алый цвет. Ледовый склон, уходящий от меня вверх, кажется золотисто-багровым.Тени колеблются в мягком свете восходящего солнца. Вдали тают гигантские горные цепи, уходящии в необозримую даль.

Я стою на крутом льду, и не в силах оторваться от этого волшебства красок, меняющихся на глазах каждую секунду.Только ради одного этого, стоит быть здесь.
Воздух быстро нагревается.Солнце целиком осветило стену, стало тепло.Солнечный свет, как-будто жизнью наполнил всe это ледяное пространство.Оно уже не кажется таким холодным и страшным, как это ещe было буквально два часа назад.Сейчас, стена излучает свет и спокойствие.
Мне захотелось снять пуховую куртку.Тепло, идущее изнутри расслабляет. Каждый раз, когда я теперь поднимаюсь второй раз вверх по закрепленной мною верeвке, глаза начинают закрываться.Тяжeлой, расслабляющей волной, накатывается усталость.Ноги ватные, и не хотят слушаться. Где-то в глубине души тонкой струйкой пульсирует отчаяние от того, что я не могу ничего с этим поделать, а до вершины ещe так далеко.Сказывается напряженная ночь.

Я часто останавливаюсь, перевожу дух. И каждый раз огромным напряжением воли, заставляю себя продолжать движение. " Ну пройди ещe немного, ну постарайся ", - мысленно говорю я себе. И только когда я начинаю вновь лезть вверх с нижней страховкой, организм мобилизуется. Удары ледового молотка стали мерилом времени. Как это бывало и раньше, присутствие опасности мобилизует мои способности ровно настолько, насколько это нужно, чтобы не допустить ошибку. Я сам удивляюсь, откуда берeтся эта энергия и выдержка. Все движения выполняются на уровне инстинктов. Ничего лишнего. Всe направлено на то, чтобы выжить.

Уже в третьем часу дня я выхожу под гребень, со сплошь обрывающимися на эту сторону снежными карнизами. Во мне растет напряжение. Я чувствую близкое дыхание "моей" вершины. Вот он снежный треугольник, закрывающий большую часть неба слева от меня.Хорошо просматривается еe некрутой склон, уходящий вправо, на невидимую пока-что для меня сторону. Но сейчас, я уперся в казалось бы непреодолимый барьер: гребень, соединяющий Центральную и Северную вершины Мэру.
Теперь, по эту сторону где нахожусь я, расположен мир видимый и ощутимый. Его можно потрогать- вот он. По другую сторону гребня, располагается мир невидимый. Мир, существовавший на протяжении многих месяцев только в моем воображении, в моих мечтах. Мир, куда я стремлюсь. Я должен преодолеть эту границу.

Подхожу как можно выше под гребень.Сейчас меня отделяет от выхода на него всего полтора- два метра ажурного нависания. До последнего ледового крюка подо мной- около четырех метров.Таким образом, если я сейчас сорвусь, свободный полет на глубину 8-9 метров обеспечен. Ледовым молотком, что зажат в правой руке, пытаюсь докопаться хоть до какого-нибудь льда над головой. Молотком, что в левой руке, я вроде бы хорошо зацепился за снег на уровне пояса. Ноги стоят плохо. Крутизна в этом месте около 75 градусов, и не понятно, на чeм я вообще стою- на льду, или на снегу. Вдруг, в какой-то момент опора из под ног уходит, и только благодаря сработавшей реакции, я успеваю зацепиться молотком за что-то, что меня удерживает.Ощущения неприятные. Я понимаю, что прямо в лоб через этот снежный карниз не выйти. Меня начинает охватывать отчаяние от пустоты этой борьбы. Я чувствую невероятную близость другого, противоположного склона, но перелезть туда мне никак не удается.Тогда я решаю сделать траверс вдоль карниза вправо, прямо под самой его снежной шапкой.Чуть в стороне есть понижение, и там есть шанс.Чувство отчаяния заглушает инстинкт самосохронения. Я готов уже сделать любые акробатические движения на этой высоте, чтобы оказаться на другой стороне этого гребня. Аккуратно, почти на грани срыва, я начинаю траверсировать вправо. Ноги стоят непонятно на чeм. Молотки в руках держатся за пустоту. Я похож на канатоходца, играющего с равновесием.

Левой рукой на уровне пояса удается закрутить ледобур в жeсткий снег. Прекрасно понимаю, что он с трудом выдержит даже мой собственный вес. Но зато есть возможность придержаться левой рукой. Вытянутой в сторону правой рукой, пытаюсь вкрутить второй крюк. Удалось. Меняю руки.Страховочную веревку не вщeлкиваю в ледобуры- всe равно бесполезно, да и опасно, если всe вдруг рухнет.Теперь, ледовым молотком в правой руке я пытаюсь сделать брешь в снежном карнизе. Всe получается. Яркий солнечный свет ударяет в глаза через образовавшийся проeм. Затем закидываю руку с молотком на ту сторону, и мягко тяну на себя. Вроде бы держит. Подбираю ноги под себя, и выпрямляюсь. Вся нагрузка на правую руку. Загоняю в снег левую.Опираюсь на обе руки, держусь непонятно за что, и ... переваливаюсь на ту сторону. Свобода ! Я ещe не могу поверить в это. Я потратил на этом карнизе столько моральных сил, сколько у меня отняло прохождение половины этой стены.
Поднимаю голову. Вот она вершина Мэру Центральная, совсем рядом. Северная вершина Мэру обрывается в мою сторону почти сто метровой скальной стеной. От неe, в сторону Центральной, идет относительно несложный гребень.

Я всe ещ e не могу поверить в то, что я стою на этом гребне. Достаю рацию, связываюсь с Игорем.Он говорит, что всe видел. Так же показал, где я вышел на гребень испанцам. У нас в распоряжении мощная пятидесятикратная труба. Всe видно, как на ладони. Игорь спрашивает: сколько до вершины ? Отвечаю, что приблизительно 100-150 метров. Пытаюсь ледовым молотком докопаться до льда в жeстком фирне на гребне. Нахожу только нечто отдаленно-напоминающее лeд. Завинчиваю туда ледобур, и вщeлкиваю в него карабин с оттяжкой. Закрепляю верeвку.Всe это понадобится для спуска. Вверх пойду налегке. Мой рюкзак где-то на той стороне, в 10-15 метрах отсюда.Спускаться к нему нет никакого желания.

Ещe не дав до конца успокоиться нахлынувшим эмоциям, я начинаю медленно подниматься в сторону Центральной Мэру. Иду вдоль гребня, обрывающегося налево огромными снежными карнизами. В среднем, крутизна около 45 градусов. Я всем телом чувствую таинственное дыхание вершины. Кошки великолепно держат на жeстком снегу, оставляя на нeм едва заметный след. Всe внимание сосредоточенно на ногах. Если я здесь споткнусь, итог будет печальным.

Сильное впечатление производит плавно-уходящий и затем круто- обрывающийся
вправо, в сторону ледника Кирти Бамак (Kirti Bamak) снежный склон. Отсюда, хорошо просматривается весь ледник, огибающий массив Мэру с юга. Его кажущиеся небольшие размеры, ещe раз подчeркивают колосальное расстояние до него, и ту высоту, на которой я сейчас нахожусь.

Отдыхаю. Пытаюсь восстановить дыхание. Лeгкие раздуваются, и в бешенном темпе перемалывают пустой воздух, стараясь извлечь из него необходимый для жизни кислород. На какое-то время забываю обо всeм. Дыхание требует столько усилий, что нет сил думать. Болит горло. Каждое сглатывание слюны отдаeтся в нeм раздирающей болью. Чтобы не потерять равновесие и не сорваться во время отдыха, я сажусь на колени и упираюсь передними зубъями кошек в круто-уходящий вниз жeсткий фирн. Молотки вбиваю в снег настолько, насколько это возможно. Медленно, с пульсом, надрывающе бьющимся в висках, восстанавливаю дыхание. Начинает чувствоваться высота и накопившаяся усталость. После каждой остановки организм расслабляется, и затем трудно собраться с силами, и заставить себя продолжить подъeм. Не хочется двигаться, но надо. Дальше. Я останавливаюсь через каждые 30-40 шагов и отдыхаю.Только иногда поднимаю голову, и бросаю взгляд в сторону вершины. Она так рядом, и в то же время, так бесконечно далека. Что я могу обнаружить на еe вершине ? Таинственный вход в другой мир ?

Ещe одна передышка сидя на коленях, и вот я выхожу наверх. Выше меня в этом месте уже ничего нет. Понимаю, что я стою на Центральной вершине массива Мэру. Я на макушке SHARK FIN.
Восхождение на вершину есть одновременно и вечность и мгновение.

Связываюсь по рации с Игорем. Сообщаю о своей победе. Альтиметр на часах показывает 6310 метров. Это и есть высота вершины. По Индийскому времени сейчас 13 часов 40 минут. Тело до краeв наполнено усталостью. Уже само сознание того, что больше никуда не нужно идти вверх, восстанавливает силы.
Поворачиваюсь кругом, смотрю по сторонам. До самого горизонта- горы, горы, и только горы. Мне хочется остановить это мгновение, запечатлеть весь этот мир с его волшебством, как можно глубже в своей памяти. Я понимаю, что на жизнь человека редко выпадают минуты, подобные этим, и что я должен дорожить тем коротким временем, проведенным здесь - на стыке трeх граней священной Гималайской пирамиды, облачeнной в покров недоступности из льда и снега.

Я смотрю на юг, где на противоположной стороне долины, возвышается величественная вершина Талай Шагара. Сейчас всe небо в той стороне затянуто тeмно-серой, тяжeлой облачностью. Далеко внизу, на большом снежном плато перед горой, хорошо виден Высотный лагерь чьей-то экспедиции. От него веером расходятся в разные стороны тропинки, протоптанные в снегу. Видимо кто-то так же штурмует "свою" вершину.

Отсюда так же хорошо видно, что окно в благоприятной погоде закрывается.Те отдельные, разорванные облака, которым всe же удаeтся прорваться к вершине Мэру с юга, дают мне понять, что пора уходить вниз. Время от времени они сгущаются в туман, который моментально заполняет всe вокруг меня и расползается, непроницаемый и серый.

Время, отведeнное на общение с Горой, стремительно заканчивается. Оставаться дольше здесь становится опасно. Я вижу, и чувствую это неподдающейся объяснению интуицией.
Моe одиночное восхождение, как и сама жизнь, полно неизвестности - в нeм много непредсказуемого, рискованного,зависящего от случайности.Подобное восхождение - это процесс самопознания. Расчитать всe здесь невозможно. Это глупо, если ты думаешь, что это не так. Надо быть готовым к любому повороту событий.

Когда человек оказывается в экстремальной ситуации перед выбором - выжить или погибнуть, внутренний инстинкт в большенстве случаев подсказывает правильное решение. Я должен был немедленно начать спуск в ту точку на гребне, где на ледобуре была закреплена верeвка, противоположным концом теряющаяся в тeмном провале глубины Северной стены Мэру. Предстоял длинный и опасный спуск.
Я в последний раз, снова и снова любуюсь раскинувшейся внизу страной, уходящей в бесконечную даль. В приглушeнности еe красок есть что-то нереальное. В меня проникает весь этот мир. Я пытаюсь увидеть себя со стороны, с высоты этого мира, но что-то мешает до конца прочувствовать всю его глубину. Быть может, я ещe не готов к этому, быть может ещe слишком рано, и я должен буду когда-нибудь вернуться сюда снова, чтобы попытаться разглядеть то, что я не сумел увидеть сейчас.

К бивуаку на 5600 метров, я возвращаюсь уже к семи часам вечера. Вымотан до предела. Желание только одно - попить чего-нибудь, лечь, и не двигаться. За весь день удалось съесть только один шоколадный батончик, да сделать несколько глотков воды. Небыло времени, чтобы остановиться.
Но сейчас, воду и еду надо ещe приготовить. Залажу в платформу, и отключаюсь на 20 минут. Этого уже достаточно, чтобы хоть чуть-чуть восстановиться, затем встать, набрать снег и начать что-нибудь готовить.

Наевшись, и вдоволь напившись, уже в полной темноте, погружаюсь в сон без сновидений, в сон человека, осуществившего свою мечту.
На следующий день 23 сентября, собирая всe снаряжение со стены, поздно вечером, спускаюсь на ледник Мэру. Меня встречает Игорь, забирает часть снаряжения, и мы идeм в Высотный лагерь. До него около 40 минут ходу. Завтра вниз- в Базовый лагерь Тапован. Экспедиция заканчивается. Индийские боги помогли мне подняться на вершину Мэру, и спуститься с неe живым.
Впереди нас ждут другие восхождения и другие вершины. Но у человека всегда должна быть вершина, напоминающая форму мечты. Для меня этой вершиной всегда будет оставаться пик Мэру Shark's Fin.

Индийские Гималаи. Гарвал.
Пик Мэру Центральная. Акулий плавник.
Высота: 6310 метров.
Первовосхождене. Соло.
Валерий Бабанов. Россия.
Маршрут: "Шамбала".
Сложность: ED (5С/6А,А1/А2,М5,75°)
Протяженность: 2000 метров.
Сроки восхождения: 17 - 22 сентября 2001г.

От всей души хочу поблагодарить всех, кто оказал помощь снаряжением, а так же содействие в подготовке этой экспедиции:
"Спортмастер" - Москва,
"БАСК" - Москва,
"SIMOND" - Франция,
"PETZL" - Франция,
"BEAL" - Франция,
"GORE-TEX" - Франция.


Особо хочется поблагодарить Игоря Здановича за помощь во время экспедиции.

Валерий Бабанов

  
Валерий Бабанов
Валерий Бабанов

Массив Меру
Массив Меру

Пик Меру 6310м
Пик Меру 6310м

Пик Меру Центральная (6310м)
Пик Меру Центральная (6310м)

Во время восхождения
Во время восхождения

До вершины уже рядом
До вершины уже рядом

Маршрут "Шангрила" на Пик Меру Центральная
Маршрут "Шангрила" на Пик Меру Центральная

Золотой Ледоруб и Серебренная Генциана за перво-восхождение на Пик Меру Центральная
Золотой Ледоруб и Серебренная Генциана за перво-восхождение на Пик Меру Центральная

Develop by Alex Petrov
  Copyright © Valery Babanov.  2001-2012.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!