Главная  |  ГИД  |  Восхождения  |  События  |  Статьи  |  Галереи  |  О себе  |  Контакты  |  Спонсоры  |  Архив



Валерий Бабанов

  Валерий Бабанов закончил Французскую школу гидов ENSA в Шамони.
  На сегодняшний день является единственным представителем из России, имеющим международный диплом Профессионального Гида UIAGM.
  С осени 2002 года входит в международную ассоциацию горных гидов.

Подробнее читайте в разделе «ГИД»...  


Предлагаемые услуги:

  • восхождения на вершины любой сложности и любой высоты;
  • организация и проведение экспедиций в Гималаи, Каракарум и другие горные районы;
  • ледолазание;
  • скалолазание;
  • горные лыжи;
  • каньонинг (спуск по водопадам).

Опыт работы гидом свыше 15 лет.


Карта сайта: 1 2 3 4 5 6 7 8

Статьи

"Лунная соната" на Нуптзе. Валерий Бабанов

29.12.2004

Лунная соната

Валерий Бабанов

30.11.03

Мне сейчас трудно сказать, когда именно впервые родилась идея попытаться пройти Юго-Восточное ребро Нупцзе. Но определённо, это произошло в то время, когда я был в Непальских Гималаях в составе сборной команды России осенью 1998 года. Мы пытались пройти траверс Лхоцзе Шар-Лхоцзе Средняя. Это была моя вторая Гималайская экспедиция.

В день отдыха, во время спуска в Чукунг, небольшой посёлок, затерявшийся в боковых моренах ледника Нупцзе я никак не мог оторвать взгляд от мощной, укутанной в ледовый панцирь скальной стены. Это была Южная стена Нупцзе, протянувшаяся с Запада на Восток почти на 6 километров.

Наверно трудно найти человека, который остался бы равнодушным и не был бы потрясён величием зрелища созданного природой. Сверкающая стена кажется неприступным барьером, отделяющим манящую лазурь небосвода с его золотистым морем облаков, от земного мира, в котором человек пытается одержать победу над собой и на короткое мгновение найти оправдание тому риску, которому он себя подвергает, пытаясь прикоснуться к чарующему миру белоснежных, высоких вершин, теряющихся где-то высоко в дымке облаков.

Я думаю, именно тогда у меня родилось дерзкое желание бросить вызов этой грандиозной пирамиде, сверкающей на солнце как кристалл и уходящей к высоте, почти в 8000 метров. Её восточная вершина, отливающая голубизной в утренней туманной дымке, похожа на парящую высоко в небе птицу с широко разбросанными крыльями. Никому ещё не удалось подняться туда, где сходятся в одну точку три гребня, круто нисходящие вниз. Эта вершина стала моей мечтой на много лет. В своих мыслях я часто возвращался к ней, к возможности организации своей собственной экспедиции. Мне хотелось взойти на этот, ещё никем не тронутый семятысячник по его громадному Юго-Восточному ребру, разбившему надежды многих альпинистских экспедиций. При этом я хотел совершить восхождение в одиночку...

Неумолимая спираль времени раскручивалась быстро вперёд.
После Гималайской экспедиции 1998 года мне удалось совершить ещё много различных восхождений. Некоторые из них приносили победы, некоторые - отступления и поражения.

В горах я набирался мудрости и опыта. Они учили меня терпению и выдержке, умению собраться и сконцентрироваться даже тогда, когда казалось бы, это уже просто невозможно и все силы тебя покинули. Понадобилось четыре года, чтобы мои грёзы превратились в реальность.

И вот середина сентября 2002 года. Базовый лагерь на высоте 5200 метров под Южной стеной Нупцзе. Я стою перед этой колоссальной вершиной и не могу подобрать слова, чтобы суметь выразить то, что переполняет меня в эти минуты. Одно дело смотреть на это творение природы на фотографии, сидя в уютной квартире, другое - когда она на расстоянии вытянутой руки.

Вершина пирамиды парит так высоко в небе, что приходится запрокидывать голову, чтобы рассмотреть её. С тревогой гляжу на стену, а точнее на её Юго-Восточное ребро которое мне предстоит штурмовать. Оно словно ножом разрезает огромный массив Нупцзе, круто обрывающийся на южную сторону. Особенно это впечатление усиливается вечером, когда лучи заходящего солнца создают игру света и тени. Передо мной 2500 метров по вертикали и более четырёх с половиной километров по протяжённости. Вертикальный, серый гранит ребра резко выделяется на фоне сверкающего снега и льда, блеск которого настолько ослепителен, что приходится жмурить глаза. Во всей этой картине присутствует некая таинственная и мистическая сила, которая останавливает, но одновременно и притягивает к себе.

Всё это настолько колоссально и так не соответствует моим силам, как мне кажется в те мгновения. Какую тактику принять? Препятствие, созданное природой, кажется несоизмеримым с моими возможностями. До того, как начать восхождение, я должен правильно оценить своё состояние, учесть все возможные технические трудности и опасности на маршруте. А погода? Сколько действующих факторов!

Я молча стою и смотрю на Гору. Поток бесконечных мыслей проносится в голове.
"...Эта непройденная вершина, одна из самых высоких, эта скальная, залитая льдом стена, теряющяяся высоко в небе и этот бросок в неизвестность... В этом ли цель и смысл всей жизни? Или может быть они являются пределом человеческих мечтаний? "

Осознание того, что ты собираешься сделать всему этому вызов, заставляет что-то сжиматься внутри тебя подобно пружине, чтобы потом, в ещё неизвестное тебе мгновение взорваться, распрямиться и устремиться ввысь, туда, где нечто скрывается за облаками.

Во время своей первой попытки в 2002 году я сделал всё что мог и быть может даже немного больше. В ту осень мне сильно не повезло с погодой. Муссон затянулся до конца сентября. В Базовом лагере почти ежедневно выпадал свежий снег. Так продолжалось до начала октября. Затем пришли ураганные западные ветра.

После нескольких дней работы на маршруте, мои представления о нём сильно изменились. Я явно недооценил все трудности предстоящего восхождения. Юго-Восточное ребро, бескомпромиссно круто уходящее вверх, каждый раз "подкидывало" мне что-то новое.

Помимо "обычных", технических трудностей всегда встречающихся на любом сложном восхождении, я столкнулся ещё и с другим препятствием, а именно - это "пустой", рассыпающийся как сахарная пудра, сухой снег. Если на скалах и льду ещё можно было организовать какую-то страховку, то здесь, в снегу, просто ничто не держит: ни ледоруб, ни снежный крюк - ничто. Ноги теряют под собой опору. Чувствуешь себя настолько уязвимым, что становится просто страшно.

13 Октября я записал в своём блокноте:
" Выйти утром стараюсь в 6:00 утра. Для этого вставать приходится в 5:00 часов. В течении трёх предыдущих дней шли снегопады. Продвижение вверх идёт медленно. Пока что мне удалось подняться только до высоты 6 000 метров. Рельеф сложный. Требует большой осторожности, особенно на снегу. Снег пустой и во многих местах очень крутой, часто он просто лежит на скальных плитах, где невозможно организовать страховку. Сегодня, для того чтобы пройти одну 60 метровую верёвку вверх, затратил несколько часов. Для передвижения вверх использую два длинных снежных крюка. Только так можно на нём удержаться. Завтра у меня ещё 100 метров такого-же лазания."

Моя борьба на Южной стене продолжалась до конца октября.
30 Октября я сделал запись:
" С 24 по 26 октября сделал ещё один выход на ребро Нупцзе. Наверху был три дня. Но за это время мне удалось пройти чуть больше 150 метров по вертикали. Причина тому - ураганные ветра свыше 6 000 метров. Ветер здесь - какая-то неуправляемая стихия. Таким образом, верхняя достигнутая точка составила примерно 6 250 метров, как раз там, где начинается "Башня Дьявола"".

Спустившись в Базовый лагерь, два дня обдумываю складывающуюся ситуацию - все "за" и "против". В результате тяжёлых размышлений, 28 октября принимаю решение о прекращении попыток восхождения и завершении экспедиции. Гора победила.
Скоро придут носильщики и мы покинем это уютное место под названием: "Базовый лагерь под Южной стеной Нупцзе".

В душе остаётся осадок чего-то недовершённого. Гора постоянно гудит от ураганных ветров. Гималаи, с их масштабом и суровыми законами ещё раз демонстрируют мимолётность и быстротечность всего живого в этом мире. Думаю сюда ещё вернуться. Уж очень "затронула" меня эта вершина.

В Базовом лагере сделал ещё одну запись:
" Жизнь для меня - это движение вперёд. Иногда даже становится не важно: достигнешь ты своей цели или нет. Важен сам процесс, и главное то, что ты не стоишь на месте - ты в пути. Движение вперёд - это раскручивающаяся спираль жизни. Всё живое подчинено этому. Для меня, стоять на месте - значит идти назад.

Быть может, выбранные сегодня цели даже непреодолимы. Важно то, что всегда найдётся кто-то, кто будет смотреть на тебя, и быть может со временем они станут преодолимы для него… То, что ты пытался делать, твой вызов, помогут другим отодвинуть границы их возможностей. Ты вдохновляешь их на подвиг, являясь как бы проводником к другому рубежу. Что важно для человека, для его роста как личности - легкодостижимая цель или дерзкий вызов, который и самому иногда кажется чем-то нереальным? Я думаю - Вызов. Пусть я иногда ставлю казалось бы нереальные для себя задачи... но сам Вызов! Это некий импульс, толкающий вперёд. В самом Вызове всегда есть некая сила, помогающая человеку раздвинуть границы его заурядности."

Мысль о возвращении на Нупцзе не покидала меня всю зиму. Я думал об этой вершине, я жил ею, она звала меня. Я чувствовал, что должен вернуться туда ещё раз. Я прокручивал в голове все возможные варианты организовать новую экспедицию в Гималаи.

И весной 2003 года мне всё-же это удалось. Прошло всего четыре с половиной месяца после того, как я покинул это уютное место на краю ледниковой морены. В этом месте осенью, у нас был Базовый лагерь. И вот я снова здесь. Правда говорят, что весь ход истории пишется на небесах. Если мне суждено было сюда вернуться ещё раз - так оно и случилось. Я нашёл в себе силы, время и деньги на экспедицию. В этот раз я пригласил напарника. Им стал Владимир Сувига из Алма-Аты. Прекрасный человек и настоящий боец. Опыта высотных восхождений ему просто не занимать. В его списке побед такие гиганты, как Эверест, Канченжанга, Дхаулагири, Манаслу, а так же множество восхождений на семитысячники СНГ.

Я очень надеялся, что удача будет на нашей стороне и мы сможем подняться на вершину. Вместе мы стали одной связкой, одной командой.
Уже в середине марта над Базовым лагерем Нупцзе развиваются разноцветные молитвенные флаги. Каждую секунду священные слова слетают с их прозрачной ткани и уносятся вверх к Богам. Боги нас охраняют, но и мы не должны нарушать местных религиозных обычаев.

Погода нас не балует солнцем. Практически каждый день к обеду начинает идти снег, резко усиливается ветер. Поэтому, уже в начале экспедиции, для того чтобы хоть как-то удлинить рабочий день, мы решаем вставать и выходить ночью. Выйти на маршрут в 3 или в 4 часа ночи стало нормой. Лезть стараемся до тех пор, пока падающий, и затем переходящий в сплошную, текущую реку снег, не сгоняет нас со стены. Иногда приходится спускаться в полном отсутствии видимости. Всё окружающее пространство заполняется сплошным снежным потоком. Он повсюду. В такие минуты всё внутри сжимается от страха и ты жалеешь о том, что у тебя нет крыльев, чтобы улететь сейчас вниз - к людям, туда, где ничего этого нет, туда, где цветы пахнут цветами, а снег, разве что можно увидеть только на картинке.

К середине апреля мы прошли, пожалуй, самую технически сложную часть ребра. "Башню Дьявола ", расположенную на высоте свыше 6 300 метров. Так это место назвали американские альпинисты Marc Twight и Jeff Lowe во время своей первой попытки в 1986 году. Башня представляет собой крутое, 250 метровое, скальное ребро, обрывающееся по обе стороны на глубину более километра. Психологически это самое сложное место на маршруте. Вертикальный, серый гранит уходит в ужасающую бездонную пропасть. Стена из-под ног обрывается отвесом. Много раз нам пришлось пройти это место вверх-вниз, и каждый раз сердце сжималось от неприятного ощущения колоссальной пустоты под ногами. Мы никак не могли привыкнуть к этому.

К концу апреля, от постоянно тяжёлой и опасной работы на стене, начинает накапливаться физическая и психологическая усталость. Организм не успевает восстановиться за те короткие промежутки отдыха, что мы можем себе позволить. У нас уже несколько "холостых" выходов наверх с целью попытаться начать штурм вершины. Но все они были прерваны тяжёлыми снегопадами. Нупцзе успешно отразила все наши попытки.

Невозможно быть постоянно в состоянии боевой готовности. В какой-то момент, окружающие краски начинают блекнут, теряется острота восприятия окружающего тебя мира. Сама цель начинает терять свою важность и значимость. Душевное истощение становится больше, чем телесное. Гора берёт своё.

В дневнике я записал:
"Интересно всё-таки устроен человек... Вот перед тобой стоит твоя мечта, та к которой ты стремился всем своим существом. И в какой-то момент ты ловишь себя на мысли, что оказывается ты её даже боишься. Через 6 часов ты должен проснуться, встать и начать собираться в ночь. Ты должен идти на встречу с Ней. И вот эти 6 часов ты хотел бы ратянуть во времени. Ты даже согласен растянуть их до бесконечности.

Почему так происходит? Быть может потому, что каждый такой выход - это выход навстречу неизвестности, и ты не знаешь, что от него ждать, как начнёт раскручиваться колесо событий. Ведь в любом случае, всегда, ты хочешь вернуться обратно вниз - туда, где тебя ждут."

И всё же, несмотря ни на что, в начале мая нам удаётся поймать "окно" хорошей погоды и начать штурмовое восхождение.

9 Мая мы поднимаемся на высоту 7 450 метров. До вершины всего 350 метров по вертикали. Её близость я чувствую каждой клеточкой своего тела. Завтра - решающий выход. Если не произойдёт никаких сбоев, всё должно получиться.

Утро следующего дня встречает нас жутким холодом и быстро наползающими облаками. Но мы всё равно выходим в направлении вершины. Я уже начинаю работать на чёрном скальном поясе, когда первый снежный заряд ударяет в стену.Снег усиливался. Сознание никак не хочет мириться с мыслью о том, что это конец, и если мы хотим остаться в живых, нам необходимо немедленно начать спуск.

Спуск вниз в тот день вспоминается сейчас сплошным кошмаром. Через полчаса непрерывного снегопада, по стене пошли небольшие лавины, сила которых увеличивалась с каждой минутой. А через два часа, они просто сметали всё на своём пути. Просто чудо, что нам удалось спуститься до высоты 7 100, и не одна из них нас не сбросила со стены. Ночевали в ту ночь в бергшрунде. Поздно вечером следующего дня мы достигли Базового лагеря. Эмоций уже никаких не осталось - только полнейшая опустошённость и великая усталость. Вершина выжала из нас всё, мы заплатили ей достаточную цену.

Уже в Катманду, анализируя свои две неудачные попытки восхождения на Нупцзе Восточную, я пытался найти все ошибки и просчёты, которые могли так же повлиять на общий результат обеих экспедиций. Кроме того, в Катманду я встретился с Miss Elizabeth Hawley, с женщиной, которая вот уже на протяжении 40 лет ведёт хронологию всех Гималайских экспедиций. Она помогла мне составить список всех претендентов на Нупцзе Восточную, когда-либо пытавшихся подняться на неё.

Первыми альпинистами, кто решился пройти Юго-Восточное ребро, с попыткой выхода на вершину Нупцзе Восточная (7.804 м.) были американские альпинисты Jeff Lowe и Marc Twight, весной 1986 г. Связка поднималась в альпийском стиле. За 8 дней непрерывного лазания они смогли достичь высоты 6.400 м. Маршрут оказался сложным, погода неустойчивой.

В декабре этого же 1986 года они предприняли ещё одну, но безуспешную попытку восхождения на Нупцзе. Jeff Lowe охарактеризовал маршрут как один из самых сложных, который он пытался пройти когда-либо.

Осенью 1987 года, итальянцы Fabrizio Manoni и Enrico Rossi сделали первую свою попытку восхождения, достигнув той же высоты, что и американцы.

В 1989 г. попытку восхождения предприняли канадцы Peter Arbic and Jim Elzinga.

В октябре1994 года красивую попытку восхождения сделала очень сильная связка французов Christophe Moulin и Michel Fauquet. Они достигли максимальной высоты 7.500 м. Оставалось всего 300 м. по вертикали. Но ураганные осенние ветра вынудили их отступить.

Осенью 1995 г. под Нупцзе прибыла сильная команда немецких альпинистов под руководством Wolfgang Pohl.
В результате напряжённой полуторомесячной работы, команде из восьми человек удалось достичь высоты 7.050 м. Причины неудачи - ураганные ветра на высоте свыше 6000 м.

Весной 1999 года безуспешную попытку сделало совместное итальяно-французское трио, под руководством Giancarlo Ruffino.

Весной 2002 года под стену Нупцзе приезжает очень сильная, совместная (American/Canadian/Slovenian) команда альпинистов. В её состав входят такие имена как, Steve House, Marco Prezelj, Barry Blanchard, Stephen Koch. Их цель всё та же, что и предыдущих экспедиций. Команда собирается подниматься в альпийском стиле, т.е. без провешивания верёвок. Хорошенько всё взвесив, они остановили свой выбор на более лёгком маршруте для подъёма: микстовому кулуару западнее Юго-Восточного ребра, выводящему на маршрут Бонингтона в его средней части. Команде удалось достичь максимальной высоты 7.300 м.

Следующая экспедиция была моей - осень 2002г. Новым во всём этом мероприятии было то, что я собирался пройти маршрут в одиночку. До меня таких прецидентов ещё не было. Только что была сделана вторая попытка - и опять безуспешно.

Первое, что приходило в голову сразу по окончанию экспедиции - никогда больше сюда не возвращаться. Но что-то внутри меня говорило обратное: - " Это твоя мечта и ты должен вернуться." Я был в растерянности. Прошёл ещё целый месяц, прежде чем пришло внутреннее успокоение и осознание того факта, что если экспедиции суждено случиться, то так оно и произойдёт, и ничто не сможет этому помешать.

... И вот я снова здесь, в третий раз в Базовом лагере под стеной моей мечты. Я молча здороваюсь с ней и она узнаёт меня, подавая знак приветствия гулким раскатом сошедшей лавины. Мне кажется, что я знаю каждый метр предстоящего маршрута, всё выглядит таким знакомым.

Я здесь не один. Со мной мой друг по связке в прошлом восхождении - Юрий Кошеленко.

Зимой 1998 года мы вместе прошли новый маршрут по Западной стене Пти-Дрю во Французских Альпах. И вот через несколько лет судьба снова свела нас вместе, на этот раз в Гималаях. У Юры уже есть немалый опыт восхождений в Гималаях и Пакистане. На высоте он чувствует себя хорошо. Солидный список технических первопрохождений говорит сам за себя - проблем у нас не будет. Любой из нас одинаково уверенно и легко может лидировать в связке.

Начало осени, и времени для "раскачивания" нет. Уже на следующий день, после прихода в Базовый лагерь, 22 сентября выходим с Юрой на стену для обработки нижней части бастиона. Как и следовало ожидать, погода ещё очень не стабильная, после обеда идёт снег. Постепенно, метр за метром мы набираем высоту.

4 Октября достигли 6 200 метров, где установили палатку, используя её в дальнейшем как промежуточный лагерь. Опыт двух предыдущих попыток показал, что подняться за один день из Базового лагеря до высоты 6 900 метров не так-то просто. Плохая погода и большое расстояние между лагерями часто сводят на нет все наши усилия. Поэтому, в этот раз было принято решение на 6 200 поставить промежуточную палатку, что в дальнейшем очень себя оправдало.

Постепенно погода улучшается - солнечных дней становится больше. Используя эту возможность, пытаемся успеть как можно больше пролезать за день.
15 Октября мы поднимаемся на снежное плечо Юго-Восточного ребра на высоту 6 900 метров. Здесь будет наш штурмовой лагерь. Отсюда в скором времени, после предварительной акклиматизации мы выйдем на решающий штурм. Но будет всё это ещё через две недели. А пока... одна ночь на этой высоте и вниз, на отдых. Таковы законы восхождений на большие высоты.

Здесь, на высоте 6 900 метров, ребро собственно и заканчивается, переходя дальше в снежно-ледовый склон крутизной 60-65 градусов. Во многих местах он изрезан широкими бергшрундами и громадными, висячими ледовыми башнями. По возможности, это место надо стараться проходить быстро. С высоты 7 400 начинается наиболее трудная во всех отношениях часть стены, которую мы назвали: "Вершинная Башня." Она представляет собой красивую скальную пирамиду чёрного цвета. Скалы крутые и сильно разрушенные. Во многих местах организовать надёжную страховку очень проблематично. Насколько труден и опасен сюда подъём, говорит тот факт, что за всю историю попыток штурма Нупцзе Восточной только двум связкам удалось достичь этой высоты.

Через несколько дней, отдохнув в Базовом лагере, мы снова поднимаемся вверх. Наша цель - вершина. Но видимо не подошло ещё для нас время, не получено "Добро свыше" - слишком рано.

22 Октября мы начинаем спуск вниз. Удалось достичь только высоты 6 900 метров. Ураганный ветер не оставил нам никаких шансов на успех. Его порывы настолько сильные, что просто валят с ног. Часто приходится садиться на снег и пережидать какое-то время, пока он не ослабнет, иначе - просто сдует со склона.

В эти дни ветер поменял своё направление с южного на западное. Резко похолодало. Над вершинами Нупцзе и Лхоцзе повисли громадные снежные флаги. Можно только догадываться, какой силы ветер господствует там. Мы хорошо отдаём себе отчёт в том, что с каждым уходящим днём, наши шансы на успех восхождения падают.

Всё идёт как-будто по расписанию. Наш спуск с последующими днями отдыха точно совпадает с началом непогоды. Три дня идёт непрерывный снегопад. В Базовом лагере выпало почти метр снега. На это время, на несколько дней, мы спускаемся в Дибоче на отдых. Только здесь, в лесной зоне, на высоте 3 700 метров происходит полноценное восстановление.

25 Октября в Дибоче спускаются наши американские друзья Fabrizio и Billy. Их экспедиция закончилась и завтра они уходят вниз, в Намче Базар. А для нас с Юрой она всё ещё продолжается и мы возвращаемся в Базовый лагерь под Нупцзе, где нас ждёт верный помощник - повар Пасанг.

Весь день 28 октября мы отдыхаем. Идёт внутренняя настройка на завтрашний выход наверх. Это наша вторая попытка штурма. Хоть никто из нас этого и не говорит вслух, но каждый прекрасно понимает, что третьей попытки уже, наверное, не будет. Это звучит буквально: либо сейчас - либо никогда.

Мы покидаем Базовый лагерь на следующий день в 7 часов утра. По мере того, как мы набираем высоту и пустота увеличивается под ногами, всё труднее становится различать цветной бисер наших палаток, разбросанных по склону боковой морены ледника.

Пока что всё идёт так, как и было задумано: сегодня ночуем на 6 200, завтра - на 6 900.

Мы находимся в некотором раздумье по поводу того, что можно оставить на 6900, чтобы продолжить восхождение с более лёгкими рюкзаками. Хорошо понимаем, что ставку надо делать на скорость подъёма. Сходимся с Юрой в одном мнении на том, что оставляем спальные мешки и каримат. Берём с собой только минимум продуктов, два баллона газа, горелку и штурмовую палатку. Не слишком много, чтобы защитить себя от 25-30 градусного мороза. Из снаряжения берём 4 снежных кола, 5 ледобуров, 5 френд и 7 скальных крючьев. Начиная с высоты 6 400 мы будем подниматься в Альпийском стиле, т.е. без провешивания верёвок. Между собой нас связывает только 60 метров тонкой верёвки и вера в победу.

На следующий день, 31 октября продолжаем восхождение. Ночь проходит в каком-то забытье на высоте 7 200 метров под защитой большого серака. Пронизывающий холод не даёт возможности уснуть.

1 Ноября поднимаемся на высоту 7 450 метров, к тому месту, где весной у нас с Сувигой был последний бивуак. Уже чувствуется дыхание Горы, и от этого я начинаю испытывать некоторое волнение. Я хорошо помню это место, где мы сейчас находимся, оно мне так знакомо. Именно здесь в тот раз мы потерпели поражение. Понимаю, что завтра должно всё решиться. Эта мысль никак не даёт мне покоя. Пользуясь тем, что ещё середина дня и у нас есть время, начинаю обрабатывать нижние скалы "Вершинной Башни." В некоторых сложных местах приходится активизировать все инстинкты, чтобы не сорваться. Лазание по трудному миксту на такой высоте требует колоссального внимания и концентрации. Всё это отнимает огромное колличество энергии. Ты её берёшь как бы в долг сам у себя. Это я почувствовал тогда, когда ночью, лежа на узком каримате, у меня поднялась температура и меня начало колотить от холода. Крупная дрожь волнами проходила через всё тело. Я никак не мог согреться. Только наглотавшись большого количества всяких медикаментов и засунув глубоко под Юрину пуховку свои ноги, мне удалось постепенно остановить дрожь и в какой-то момент провалиться в короткий, но глубокий сон.
Юре похоже, в ту ночь уснуть так и не удалось.

В 5:30 утра на следующий день начинаем кипятить чай. Аппетита нет, но пить хочется постоянно. Высота сушит организм. Выходить не торопимся, так как ещё очень холодно. Только когда первые лучи солнца касаются палатки, мы начинаем движение вверх.

Сейчас 8:40 утра. Берём с собой только лёгкие рюкзаки, запасные рукавицы, фотоаппарат и фонарик. Палатку оставляем внизу.

Быстро поднявшись по закреплённой со вчерашнего вечера верёвке, продолжаем попеременное движение вверх. Рельеф сложный и очень разнообразный. Участки крутого, ненадёжного снега сменяются крутыми скальными поясами, через которые удаётся пройти только на филигранной технике вбивания ледовых молотков в тонкий натечный лёд и расклинивания в трещинах. То, что казалось снизу логичным и простым, на самом деле оказалось запутанным и сложным. Ориентирование на "Башне" среди скал и снежно-ледовых кулуаров также требует много времени. Жестокий, холодный западный ветер ударяет прямо в нас. Трудно сказать какая была температура на этой высоте. Я был в двух пуховых куртках и мне было холодно.

Попеременно лидируя, набираем высоту. К 5 часам вечера мы достигаем 7 700 метров. По вертикали остаётся совсем немного. Отсюда, где мы стоим, хорошо просматривается гребень, ведущий к вершине. Но уже совсем скоро солнце зайдёт и всё погрузится в темноту. Холод медленно подкрадётся к нам...он будет пытаться забрать последние частички тепла.

Каждый из нас понимает, что в эти минуты решается судьба восхождения, и они являются самыми важными во всей экспедиции. Мы должны, каждый в отдельности, принять для себя решение: продолжать подниматься вверх или начать спуск. Сейчас речь идёт только о преодолении внутренних ограничений. Мы знаем, что каждый из нас готов пожертвовать многим ради этой победы.

Я только спросил Юру: - "Ну что, будем продолжать восхождение?"
На что он ответил: - "Но ты ведь не сможешь повернуть вниз без вершины?"
Я промолчал. В его вопросе был мой ответ.

Сомнений больше нет. Мы продолжаем идти вверх. Когда через два часа мы вылезаем на предвершинный гребень, то уже темно. И только луна в сопровождении хоровода звёзд указывает нам дорогу к вершине. Трудно определить в темноте, сколько ещё до неё.

Круто обрывающийся снежный гребень плавным изгибом уходит вверх, в пустоту ночи. Но я чувствую её близость.
Встаю лицом к склону и начинаю на передних зубьях кошек траверсировать гребень вдоль его верхней кромки. Снег жёсткий, но я всё равно стараюсь близко к краю не подходить - боюсь, что на ту сторону он обрывается карнизом. Через 30 метров любопытство всё же берёт вверх, и я пытаюсь заглянуть на другую сторону гребня. Приятно удивлён - карниза нет, и можно подниматься по другой его грани, что я и делаю. Остались последние 20-25 метров до вершины. Вот она, совсем рядом. Подгоняемый ледяным западным ветром в спину, выхожу на высшую точку. Понимаю, что я на вершине, но поверить в это ещё никак не могу. Это победа!

Сознанию трудно принять это как свершившийся факт - слишком много было потрачено на это сил и энергии. Смотрю на часы -19:20 ч. по местному времени.

Оборачиваюсь и смотрю по сторонам. Та величественная панорама гор, что открывается отсюда, просто потрясает меня. Это невозможно передать словами. Восприятие идёт на уровне души. Ты как бы растворяешься в этой, раскинувшейся до самого горизонта картине. Вот прямо передо мной величественная пирамида Эвереста с огромным снежным флагом, сдуваемым с его вершины. Он светится в лунном свете. Справа от Эвереста хорошо просматривается Южное седло. Внизу, прямо под нами раскинулся громадный Западный цирк, теряющийся далеко внизу в хаотическом нагромождении ледника Кхумбу. От "нашей" вершины, в сторону Лхоцзе уходит острый, более двух километров гребень. В темноте, при слабой подсветке луны, он похож на лезвие гигантского ножа. Все вершины утопают в лунном свете - он повсюду. Ощущение, что всё вокруг испускает магический и заколдовывающий свет. Я стою и не могу оторваться от увиденного. Ресницы слипаются от холода, тело дрожит, а я всё пытаюсь запомнить завораживающий мир, раскинувшийся подо мной.

Кричу Юре, что страховка готова и он может подниматься. Через 15 минут он подходит ко мне и так же замирает от увиденного.

Мы обнимаемся на вершине, которая по своей форме напоминает нос огромного корабля, разрезающего пространство и время. Куда он нас несёт...? Наверное в будущее...

Пора уходить. Ощущение от переживания величественной панорамы вокруг, сменяется беспокойством за спуск. Спускаемся попеременно. Ночь и мороз, всё плотнее укутывают нас. От усталости и холода, мозгу всё труднее перерабатывать воспринимаемое. Все действия переходят на уровень подсознания и инстинктов. Каждое движение стоит много энергии. При подъёме мы черпали её в движении вперёд. Теперь этого стимула нет и только сознание достигнутого успеха поддерживает нас и даёт силы. Мы продолжаем спускаться в ночь.., в неизвестность...

Пройдёт совсем немного времени и те несколько минут, отпущенные нам на вершине, приобретут для нас в последствии особое значение, станут в некотором роде заключительным аккордом. Может быть это восхождение навсегда останется для нас неким достигнутым идеалом, а Горы всегда будут природной ареной, где на границе между жизнью и смертью мы обретаем свободу, которой бессознательно добиваемся и которая нужна нам, как воздух.


  • Непальские Гималаи
  • Первовосхождение: Нупцзе Восточная (7 804 м.), Юго-Восточное ребро.
  • Вершина: 2 ноября 2003 года.
  • Бабанов Валерий. Россия
  • Кошеленко Юрий. Россия
  • Маршрут: " Лунная соната "
  • Сложность: ЕD+(6b, M5, A3, 90*, 2 500 m.).
  • Протяжённость: 4500м
  
ЮВ ребро на Нуптзе Восточная (7804м)
ЮВ ребро на Нуптзе Восточная (7804м)

Валерий Бабанов
Валерий Бабанов

Юра Кошеленко
Юра Кошеленко

Прохождение сложного микстового участка на высоте 7700 метров
Прохождение сложного микстового участка на высоте 7700 метров

Мы почти на уровне Главной вершины Нуптзе (7861м)
Мы почти на уровне Главной вершины Нуптзе (7861м)

Сложный траверс на высоте 6300 м
Сложный траверс на высоте 6300 м

Прохождеие сложного места на "Алмазной башне" на высоте 6300м
Прохождеие сложного места на "Алмазной башне" на высоте 6300м

Валера во время треккинга
Валера во время треккинга

Юра на траверсе на высоте 6800 м
Юра на траверсе на высоте 6800 м

Так высоко никто еще не поднимался.
Так высоко никто еще не поднимался.

Молитвенные флаги на фоне Южной стены Нуптзе
Молитвенные флаги на фоне Южной стены Нуптзе

Валера во время треккинга под Нуптзе
Валера во время треккинга под Нуптзе

Верхняя часть ЮВ ребра на Нуптзе
Верхняя часть ЮВ ребра на Нуптзе

Новый маршрут "Лунная соната" на в.Нуптзе Восточная (7804м) в Гималаях
Новый маршрут "Лунная соната" на в.Нуптзе Восточная (7804м) в Гималаях

На высоте 7100 метров
На высоте 7100 метров

Валера и Юра в компании Мисс Хоулли в Катманду
Валера и Юра в компании Мисс Хоулли в Катманду

Юра и Валера в агентстве в Катманду с Анг Кармой после восхождения на Нуптзе
Юра и Валера в агентстве в Катманду с Анг Кармой после восхождения на Нуптзе

Develop by Alex Petrov
  Copyright © Valery Babanov.  2001-2012.
При использовании материалов сайта ссылка на сайт обязательна!